2002-2019 Copyright © Официальный сайт Тофик ДАДАШЕВ dadashev.ru, dadashev.com.
Все права на материалы, находящиеся на сайте , охраняются в соответствии с законодательством РФ. При полном или частичном использовании материалов ссылка на ресурс DADASHEV.COM обязательна.

Сайт создан в компании LAXSMI PROJECTS 

Copyright © 

  • Белая иконка facebook

пресса

КРИТИКА ОБО МНЕ

2009

Генеральному директору

Главному редактору

журнала «Тайны и преступления»

Мальцеву Геннадию

 

Уважаемый г-н Мальцев!

 

В журнале «Тайны и преступления» № 5/ 2008 — приложение к журналу «Чудеса и приключения», была опубликована статья Николая Китаева «ЭКСТРАСЕНС ПРОТИВ ТЕРРОРИСТОВ». Прочитав эту статью, я крайне удивился и возмутился недостоверности и искаженности информации об участии Тофика Дадашева в этой операции, и поэтому прошу опубликовать мое письмо.

 

Правда об участии Т.Дадашева в операции по освобождению заложников захваченного в марте 1989 года самолета в г.Баку

 

Я, Курьянов Александр Алексеевич, подполковник КГБ в отставке был непосредственным свидетелем участия Т. Дадашева в этой операции. В тот период я возглавлял группу по вопросам собственной безопасности КГБ Азербайджана. Подчинялся председателю КГБ Азербайджанской республики Гореловскому Ивану Ивановичу. Вечером 30 марта 1989 года я находился дома и не имел никакой информации о захвате самолета. Около 10 часов вечера мне позвонил дежурный КГБ Азербайджана и сообщил, что в аэропорту Бина находится самолет, который захватил неизвестный, и руководство КГБ Азербайджана решило привлечь Т.Дадашева к участию в операции по освобождению заложников, как раз в это время находился в Баку. Я пытался уточнить, в чем будет роль Т.Дадашева, на это дежурный мне ответил, что за мной приедет служебная машина и вместе с Т. Дадашевым мы должны выехать в аэропорт, где руководство штаба объяснит степень его участия в операции. Всю ночь мы прождали, только рано утром за нами подъехала машина.

 

В аэропорту нас встречал заместитель председателя КГБ Азербайджана ССР Садыхов Рафик Алиевич, который сообщил, что времени очень мало, буквально несколько минут. В здании аэропорта руководство штаба и командир группы «Альфа», герой Советского Союза, генерал-майор Карпухин Виктор Федорович попросили Т. Дадашева убедить террориста (в дальнейшем, как было установлено, гражданина Скока) подождать до 11 часов утра, так как он сильно нервничал, и был на пределе, и угрожал взорвать самолет, при этом демонстрировал сумку, которая висела у него через плечо, и держал правую руку на часах, в которых, по его словам, был вмонтирован пульт взрывателя. Он выдвинул требование: заправить самолет и доставить крупную сумму валюты в долларах США и марки Германии. Такой суммы в республике в то время не было, и их должны были привезти из Москвы к 11 утра. Тофик Дадашев предложил вступить в контакт с террористом под видом сотрудника МИДа Азербайджана.

 

Так как самолет был отогнан далеко от здания аэропорта, я подвез на служебной машине Т. Дадашева к хвосту угнанного самолета. Затем вышел из машины, расстегнул плащ, поднял руки вверх, показывая Скоку, что у меня нет оружия, и остался стоять рядом с машиной. Террористом ставилось условие, чтобы «представитель МИДа» стоял в стороне на несколько метров от трапа самолета (чтобы оставаться недосягаемым). Скок выглянул на секунду в дверь самолета. Т. Дадашев приблизился к трапу самолета и что-то стал говорить террористу. Поскольку ветер дул мне в спину, я не слышал их разговора. Через минуту, чуть больше, вдруг Т. Дадашев погрозил ему пальцем, я напрягся, так как любые неосторожные действия могли привести к ухудшению ситуации. После чего он сел в машину и спросил: «Саш! Как мне быть? Ваши мне говорили, что у него, кажется, бомба и сообщники, а я вижу, что это блеф. У него нет ни бомбы, ни сообщников!» Я ответил: «Говори то, что ты чувствуешь!» И он добавил: «Иди, бери его, и тебе дадут орден». Несмотря на десятилетнюю дружбу и наши близкие отношения, в тот момент я, может быть, слишком официально ответил ему, что все то, что он уловил, мы доложим руководству штаба, и только они вправе принимать решения о проведении операции. В здании аэропорта при докладе нас обступило руководство штаба. Т. Дадашев коротко сообщил, что террорист блефует, у него нет ни взрывчатки, ни оружия. Карпухин Виктор высказал опасения, что Скок постоянно держит руку на часах. Как быть? Подумав несколько секунд, Т. Дадашев посоветовал: Скок склонен к холодному размышлению о гуманизме и что сотрудники, ведущие переговоры с ним, пусть затронут разговор о задержке денег, в связи с землетрясением в Армении, гибелью большого количества людей. По мнению Т. Дадашева, Скок задумается, попросит закурить, отнимет руку от часов и тогда его нужно будет брать. Хотя Т.Дадашев и не знал, что Скок курит.

 

По окончании операции руководство и сотрудники группы «Альфа» разгоряченные, возбужденные подходили к Т. Дадашеву, искренне его благодарили, а Карпухин Виктор отметил, что все произошло именно так, как предсказал Т. Дадашев. Так как это ЧП произошло на территории Азербайджана, а Дадашев гражданское лицо, то руководство КГБ Азербайджана написало представление на него в Президиум Верховного Совета Республики Азербайджана. Тофик Дадашев был награжден указом от 13 декабря 1989 года «за успешное завершение операции по пресечению угона самолета, обеспечению безопасности пассажиров и обезвреживанию преступника» Высшей Наградой «Почетной Грамотой Президиума Верховного Совета Азербайджанской ССР».

 

Город Москва

Курьянов А.А.

 

 

Экстрасенс против террористов

 

Сильнейший парапсихолог мира

Артист Москонцерта Тофик Гасанович Дадашев, 1947 года рождения, с 70-х годов XX столетия получил большую известность в СССР. Он гастролировал по стране с программой «Психологические опыты. Исполнение мысленных заданий». После смерти Вольфа Мессинга в 1974 году Т.Г. Дадашева стали считать самым известным демонстратором эстрадной телепатии! Он заочно окончил юридический факультет Азербайджанского университета. Затем создал в Баку кооперативное отъединение «ПСИЭКС», оказывающее психологическую помощь пациентам.

Журналист А. Ефимьев, посвятивший Т. Дадашеву ряд публикаций, писал: «В 1973 году на первом всемирном конгрессе по психотронике в Праге он удивил специалистов в этой области, безошибочно читая чужие мысли на незнакомом языке. На этом конгрессе он получил звание сильнейшего парапсихолога мира».

Более подробное знакомство с обстоятельствами «получения» этого громкого звания показывает: журналист привел только устное мнение американского специалиста К. Бакстера, присутствовавшего тогда на конгрессе в Праге. Нужно отметить, что словом «психотроника» в те годы пытались заменить понятие «парапсихология». Психотроника, по мнению ее апологетов, используя достижения биологии, медицины, электроники, молекулярной биологии, призвана, в частности, изучать и необычные способности человека, и скрытые резервы человеческой психики. В то время, когда Т. Дадашев демонстрировал в Праге свои способности телепата, президент Международной ассоциации по исследованию проблем психотроники доктор 3. Рейдак заявил: «...Выявлено свойство живой природы, которое мы начинаем сейчас научно познавать. Явление это связано с энергетическими процессами психической деятельности человека и с биоэнергией других живых организмов. Поэтому под психотроникой мы понимаем теорию дистанционного взаимодействия в первую очередь между живыми объектами».

Исследователи отмечают, что нет никакой принципиальной разницы между понятиями психотроника и парапсихология. Психотронике свойственно преимущественное стремление к техническим и технологическим подходам и решениям, к разработке технических аналогов изучаемых феноменов, например психотронных генераторов. Отсюда подавляющее большинство специалистов в области исследований психотроники составляют инженеры, физики, кибернетики, в то время как аналогичные «непонятные» явления в парапсихологии изучаются биологами, медиками, психологами. С 1973 года и до середины 90-х годов в разных странах было проведено восемь международных конференций по психотронике. Следует отметить, что термин «психотроника» не получил устойчивого признания и понятие «парапсихология» продолжает доминировать.

Т. Дадашев, несомненно, обладает необычными качествами психики, но любые экстрасенсорные способности имеют свои границы. И здесь бывает очень нелегко отличить объективную информацию от позднейших ее искажений, саморекламных заявлений и журналистских легенд, что наглядно можно проследить в эпизоде с нейтрализацией воздушного пирата.

Вечером 30 марта 1989 года из Воронежа в Баку вылетел пассажирский самолет ТУ-134А, на борту которого находились 44 пассажира и 6 членов экипажа. При подлете к городу Баку командиру лайнера передали записку. Неизвестный пассажир объявил о захвате самолета. Террорист утверждал, что в багажном отделении спрятана пластиковая взрывчатка с радиоустройством, пульт управления взрывателем он якобы держит при себе, а в пассажирском салоне находятся еще два его сообщника. Преступник под угрозой совершения взрыва потребовал заправить воздушное судно топливом, передать на борт 500 тысяч долларов США и продолжить затем полет по названному им маршруту до Королевства Непал.

За год до описываемых событий большое внимание общественности вызвала попытка угона пассажирского самолета из города Иркутска в одну из Скандинавских стран. Семья музыкантов Овечкиных тогда не достигла своей цели, в результате штурма приземлившееся воздушное судно сгорело, погибли часть пассажиров. Средства массовой информации опубликовали тогда немало возмущенных откликов, осуждающих такое неумелое применение силы к воздушным террористам.

Приземлившийся в бакинском аэропорту «Бина» около 24 часов 30 марта 1989 года ТУ-134А на протяжении последующих 10 часов удерживался террористом, после чего тот был задержан — ни взрывчатки, ни оружия, ни сообщников у Станислава Леонидовича Скока, 1966 года рождения, объявленного во всесоюзный розыск за совершение хищения в крупном размере путем присвоения денежных средств, не оказалось.

Захвативший самолет С. Скок находился о салоне, держа угрожающе руку в сумке и периодически щелкая пультом. Он заявил, что вынужден каждые шесть минут посылать блокирующий радиосигнал, иначе в багажном отсеке произойдет взрыв. По убеждению террориста, такое сообщение должно было удержать правоохранительные органы от применения силы и склонить власти к выполнению выдвинутых им условий.

В оперативных документах операция по обезвреживанию террориста была названа «Набат».

Поскольку участие Т. Дадашева в нейтрализации Скока получило восторженные оценки в различных СМИ, представляется очень важным установить степень действительной помощи экстрасенса спецслужбам. Если эти публикации объективны, то такое участие парапсихолога в обезвреживании воздушного пирата должно войти в анналы мировой криминалистики, ибо второго подобного случая ни в одной стране мира пока не зафиксировано.

При проверке сведений о данной операции мне пришлось столкнуться со значительными сложностями. Так, Т. Дадашев не ответил на мои письма, в которых содержались вопросы по обстоятельствам операции «Набат». Предстояло собрать и оценить ряд доказательств, чтобы они образовали целую объективную картину. В марте 1999 года я обратился с запросом в Министерство национальной безопасности Азербайджанской республики к помощнику министра И. М. Багирову. В июне 1999 года официальному представителю ФСБ России в Азербайджане передали копию «Информации об использовании парапсихолога при проведении операции „Набат“». Вскоре этот документ я получил от заместителя начальника службы международных связей договорно-правового управления ФСБ РФ полковника М. П. Орлова. «Информация» не имеет ограничительных грифов, а ее содержание во многом повторяет газетно-журнальные публикации, в то же время она дает определенное представление об оценке роли Т. Дадашева в этой операции. Привожу полностью текст названного документа:

«31 марта 1989 года в аэропорту города Баку неизвестным был захвачен самолет гражданской авиации с заложниками на борту. Штабом по проведению операции «Набат» было принято решение осуществить комплекс мероприятий по задержанию террориста и освобождению заложников.

Для выработки безопасной тактики действия группе захвата было разрешено использование уникальных способностей парапсихолога Тофика Дадашева.

Т. Дадашев был ознакомлен с оперативной обстановкой в захваченном самолете, и ему была поставлена задача под прикрытием сотрудника МИД вступить в контакт с террористом, определить его психологический портрет и возможных сообщников. Поинтересовавшись и убедившись, что среди заложников есть лица азербайджанской национальности, Дадашев отказался подниматься в салон самолета, так как мог быть узнан и расшифрован террористом или его возможными сообщниками.

Подойдя к трапу самолета. Дадашев несколько минут пообщался с террористом. После чего доложил свои выводы в штаб; террорист психически нездоров («идейная» шизофрения, хотя и не ярко выраженная); по характеру холодный, жестокий, склонен к убийству и самоубийству ради идеи; по складу ума расположен к философским рассуждениям, особенно о гуманизме; не рецидивист, то есть не имеет опыта совершения особо опасных преступлений; решился бежать на Запад ради «идейных» соображений; при общении с террористом опасности не почувствовал. Увидел форму его захвата — «взять за руки, вытолкнуть из самолета и ничего не произойдет, даже если в салоне есть сообщники». Сотрудникам КГБ, ведущим переговоры с террористом, рекомендовал говорить с ним больше о гуманизме, что его расслабит, заставит колебаться, правильный ли пугь он выбрал.

Выводы Т. Дадашева практически полностью совпали с имеющимися в распоряжении штаба данными о личности преступника, полученными в ходе работы с ним парламентариев, опроса пассажиров, информацией, полученной с использованием спецтехники.

В дальнейшем парламентеры, войдя в доверие к преступнику и оказывая на него постоянное психологическое воздействие, создали на одном из этапов переговоров ситуацию, когда он забыл о блокировке взрывного устройства, в результате чего террорист около 11 минут не производил никаких манипуляций в своей сумке.

Группа захвата, согласовав совместные действия с парламентерами, которым, по замыслу, отводилась роль по отвлечению преступника, приступила к выполнению поставленной задачи. Воспользовавшись тем, что преступник, закуривая, вынул руку из сумки, парламентеры захватили его, не дав возможности совершить какие-либо действия. Одновременно пассажирский салон был блокирован группой захвата, проникшей в самолет через грузовой отсек и кабину пилотов. После завершения операции по обезвреживанию преступника группа ликвидации угрозы взрыва обследовала салон, однако взрывного устройства не обнаружила.

Первоначальными следственными действиями была установлена личность за-держанного. Им оказался С. Л. Скок, 1966 года рождения, русский, находившийся во всесоюзном розыске в связи с возбужден ным в отношении него уголовным делом по статье 84 части 3 УК УССР».

 

По следам преступления идет КГБ

Расследованием дела занялись следователи КГБ СССР 17 октября 1989 года Мос-ковский городской суд осудил Скока по совокупности преступлений к 8 годам лишения свободы. А спустя 10 месяцев он совершил побег 13 августа 1990 года С. Скок спрятался в вагоне с металлоломом, находившимся на территории колонии, тайком выехал за ее пределы и скрылся. Позднее он стал обладателем фальшивых личных документов, под фамилией Саркисова женился и лишь 24 августа 1994 года был изобличен и осужден к 9 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительно-трудовой колонии строгого режима. После очередного освобождения С. Скок приобрел фиктивные документы на чужие фамилии, в ряде городов России он совершил мошеннические действия, за что 2 ноября 2001 года осужден вновь к 7 годам лишения свободы.

Приходится констатировать: сведения о личности этого человека, содержащиеся в трех архивных уголовных делах, не соответствуют тому «психологическому портрету», который описал Дадашев. Так, Скок не был склонен к убийству или суициду, его характеру чужды жестокость, «идейная» шизофрения, а попытка бегства за рубеж носила, как выяснили следователи КГБ, не идейный, а меркантильный характер.

Теперь небезынтересно остановиться на содержании других заявлений Т. Дадашева по обстоятельствам его «помощи» в обезвреживании Скока. В 1990 году, давая интервью «Комсомольской правде», экстрасенс заявил: «Специалисты КГБ попросили меня определить поведение злоумышленника, проникнуть в его психологию, объяснить его возможные действия. Я стоял метрах в пяти от трапа и оттуда воспринимал преступника, находящегося в салоне. Чувствовал его прямо-таки в самом себе. И вдруг понял: он одинок, нет у него сообщников, как нет и никаких взрывчатых устройств. Своими восприятиями поделился с участниками операции, что помогло им принять свое решение. Группа захвата мгновенно справилась со злодеем. У него и впрямь не оказалось взрывного устройства».

 

Легенда о «настоящем» экстрасенсе

Спустя 4 года после этого интервью Т. Дадашев. повествуя в «Российской газете» о задержании Скока, уверял читателей: «Несмотря на все сложности, у меня создалось верное впечатление о террористе. Я почувствовал, что он блефует и нет у него ни взрывного устройства, ни сообщников. Своими впечатлениями поделился в штабе операции, посоветовал, какими именно словами отвлечь внимание преступника, чтобы затем схватить его. Данное утверждение выглядит как-то неубедительно. Если , опытный экстрасенс имеет «верное впечатление», что преступник одинок и не вооружен, то группе захвата совсем не нужно тратить долгие часы на отвлечение внимания правонарушителя. Достаточно двух оперативных сотрудников, владеющих приемами рукопашного боя, дабы за несколько секунд надежно нейтрализовать такого «одинокого и безоружного» террориста.

В этом же рассказе парапсихолога мы находим строки очень важные для оценки его объективности: «Мне дали возможность в течение одной-двух минут переговорить с террористом под предлогом переговоров о судьбе пассажиров. Затрудняло мою задачу то, что я находился на расстоянии 40-50 метров от преступника и плохо видел его, так как он прятался, опасаясь снайперов». Проблема влияния расстояния на качество телепатической передачи изучается специалистами с XIX века. Среди многих парапсихологов существовало мнение, что сверхчувственное восприятие абсолютно не зависит от удаленности в пространстве. Однако К. Озис, проанализировав отчеты об экспериментах, касающиеся этой проблемы, пришел к неожиданному выводу: «Оказалось, что именно те эксперименты, в которых было возможно сравнение достижений испытуемых на разных расстояниях в приближенных условиях, в действительности встречались довольно редко, а те, где можно было провести скрупулезное сравнение, показали, что достижения испытуемых ухудшаются при больших расстояниях».

Немецкий парапсихолог М.Рицль по этому поводу справедливо замечает: «...Необходимо различать две разновидности процесса СВ (сверхчувственного восприятия): 1) СВ на коротких отрезках (от нескольких сантиметров до нескольких метров) и 2) СВ на больших расстояниях. Первая из этих форм, в которой не возникает проблем с пересыпанием впечатлений на расстоянии, оказывается проще и надежнее».

Теперь обратим внимание на следующий факт: какое расстояние является предельным для восприятия экстрасенса Дадашева? По признанию последнего, его телепатические способности ограничены коротким расстоянием. Вот фрагмент одного интервью с ним:

 

— Вы можете прочитать мысли партнера (индуктора), находящегося в другом здании или даже в другом городе?

— Нет. Я работаю на расстоянии всего нескольких метров, причем чувствую величину дистанции. Поэтому, когда мешают в зале, прошу индуктора подойти ко мне ближе, чтобы сигналы стали сильнее.

 

Иными словами, находясь за много метров от Скока, Т. Дадашев, игравший роль сотрудника Министерства иностранных дел, просто был не в состоянии проявить свои экстрасенсорные способности!

Характерно и другое: чем больше проходит времени со дня операции «Набат», тем увереннее заявляет Т. Дадашев о своем положительном вкладе в ее проведение. Мол, и взрывчатки у террориста не было, и сообщники отсутствовали, что он сразу и определил.

Еще в начале XX века известные судебные психологи В. Варендонк и В. Штерн, применяя аналитические и синтетические методы исследования причин изменения показаний свидетелей, убедительно доказали, что «инкубационный» период свидетельских переживаний может пагубно отразиться на принципе достоверности воспроизведения информации. В такой ситуации наиболее объективными часто являются первые показания очевидца.

Исходя из данного постулата, возьмем первое газетное сообщение о помощи Т.Г. Дадашева в нейтрализации Скока, опубликованное почти через месяц после инцидента в аэропорту города Баку: «...За трапом в дверном проеме Дадашеву хорошо виден щуплый, с реденькой бородкой молодой человек в модной куртке, нахохленный. Схлестнулись их взгляды, и тотчас включилось внутреннее видение: это уголовник, он нервничает, не уверен в успехе. Теперь понимает, что пошел на дело не по своим силам. Хочет спокойствия изнутри салона, поэтому заискивает перед экипажем, позволяет даже подшучивать над собой, согласился отпустить шесть человек, чтобы не ссориться, — авиатехников, прибывших по командировке в Баку...»

После короткого общения с угонщиком самолета Дадашев встречается с руководителями правоохранительных органов, которым «убежденно излагает свои выводы и предложения. В деталях так: наличие взрывчатки возможно, состояние преступника крайне напряженное, действия, которые он может предпринять, непредсказуемы. О наличии сообщников сказать трудно, слишком короток по времени контакт с угонщиком...», И далее журналист А. Ефимьев допускает очень важную для вдумчивого читателя оговорку; «Вполне ли поверили ему тогда? Сказать трудно».

Анализ изложенного показывает; никаких телепатических приемов в случае обезвреживания Скока не было применено. Более того, экстрасенс не смог правильно определить важнейшие обстоятельства, ради которых его пригласили к участию в операции «Набат» (наличие взрывчатки и участие сообщников преступника на борту самолета, психологический портрет правонарушителя). В тот момент сотрудники правоохранительных органов явно критически отнеслись к рекомендациям Дадашева. Захват несудимого, невооруженного 23-летнего парня, имеющего хрупкое телосложение, затем был описан красочно и геройски, в стиле пословицы «У победы много отцов, только поражение — сирота». Характерно, что в специальных изданиях, посвященных отечественным операциям по освобождению заложников из летательных аппаратов, пример с участием Дадашева вообще не упоминается.

По инициативе автора этой статьи было взято объяснение у Скока по событиям 1989 года в аэропорту «Бина». Заместитель новгородского прокурора по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях О. В. Соколов подробно опросил С. Скока в колонии, где тот отбывает очередное наказание. Осужденный указал, что ранним утром 31 марта 1989 года к захваченному им самолету подъехала автомашина с посредником из ООН« — высоким мужчиной с седыми волосами. «Посредник» в самолет заходить не стал, находился у подножия трапа, весь разговор с ним длился около 2 минут, был начат и окончен по инициативе приехавшего, который советовал отказаться от осуществления угона самолета за границу. Скок заявил: «Находясь в СИЗО „Лефортово“, от следователя по особо важным делам КГБ СССР Панфилова я узнал, что „представитель ООН“ — это экстрасенс Дадашев, чья фамилия мне ни о чем не говорила. Короткий контакт с Дадашевым на мои действия никак не повлиял, и я не придал значения этому разговору... Я хорошо запомнил другого человека, который представлялся работником „Аэрофлота“, с которым на борту курил, пил кофе и обсуждал различные проблемы. Это был человек невысокого роста, с располагающими манерами и лицом кавказца».

«Работник „Аэрофлота“» на самом деле сыграл важнейшую роль а успешном завершении операции «Набат». Сотрудник МВД, мастер спорта по вольной борьбе, самбо и дзюдо Асланбек Ахмедович Аслаханов впоследствии стал доктором юридических наук, генерал-майором милиции и депутатом Государственной думы РФ. Этому парламентарию я направил письмо с просьбой рассказать некоторые детали «Набата», а также выслал ему интервью Т. Дадашева из «Российской газеты» от 24 марта 1994 года с заголовком «Я не волшебник, я просто другой...».

 

А. А. Аслаханов долгое время не отвечал, но затем я получил от него письмо, которое стоит привести целиком:

 

«Уважаемый Николай Николаевич!

Честное слово, роль и участие в этой операции „не волшебника, просто другого“ Т. Дадашева не стоило и обсуждать. В связи с тем, что я не помнил этого „волшебника“, я долго разыскивал офицеров КГБ СССР Сергея Бурмистрова и Олега Алиева, совместно со мною проводивших эту 12-часовую операцию.

Они сообщили, что утром перед началом операции на автомашине подвозили какого-то экстрасенса. И он вел какое-то наблюдение за кабинкой пилотов и входом в самолет; сославшись на то, что без контакта с террористом ничего сделать не может, уехал. Заходить в самолет он категорически отказался.

Моя задача состояла в том. чтобы, усыпив бдительность террориста, отвлечь его внимание, заставить убрать на мгновение руку с пульта управления и выкинуть его из самолета. Сымитировав ссору и драку с Бурмистровым и Алиевым, мне это удалось, и операция полностью прошла по нашему сценарию.

Я за выполнение своего долга был представлен к званию Героя СССР мои помощники Бурмистров и Алиев к орденам Красной Звезды. Как мне сообщили после развала СССР, на присвоение звания Героя СССР помешала моя национальность (чеченец). В Указе Президента СССР в числе награжденных я с удивлением обнаружил 17 человек. Среди них „не волшебника, просто другого“ по фамилии Дадашев не было.

Прошу меня извинить за то, что долго не отвечал. Пытался выяснить, а был ли Т. Дадашев?

С уважением, Асланбек Аслаханов».

 

Данное интересное письмо, на мой взгляд, ставит последнюю точку в вопросе, была ли оказана какая-либо реальная помощь экстрасенсом Дадашевым в этой операции?

Кстати весной 1995 года после убийства в Москве известного журналиста В. Листьева прозвучало заявление Т. Дадашева, что он отрицает версию совершения преступления по финансовым или политическим мотивам. Причиной убийства, по мнению экстрасенса, выступают такие чувства, как зависть, месть, ревность, а заказчик убийств а находится среди близких Листьеву людей. Дадашев выдвинул два условия своего участия в раскрытии этого преступления. Во-первых, он потребовал гонорар в несколько миллионов долларов, во-вторых, настаивал на приглашении в качестве экспертов агентов ФБР из США или израильской спецслужбы «Моссад».

Данное заявление, безусловно, звучало абсолютно неприемлемо и нелепо, но для саморекламы экстрасенса оно вполне годилось. У представителей оперативно-следственной группы, работавшей по делу Листьева, эти призывы не вызвали никакого энтузиазма: профессионалы знают цену подобным заявлениям".

 

Тофик Дадашев и операция «НАБАТ»

В ночь с 30 на 31 марта 1989 года неизвестным преступником был захвачен самолет гражданской авиации ТУ-134А, летевший рейсом из Воронежа в Баку, на борту которого находилось около 50 пассажиров и членов экипажа. Преступник — позднее он был установлен оперативным штабом по проведению операции, которая условно называлась «операция „НАБАТ“» — Станислав Леонидович Скок под угрозой совершения взрыва воздушного судна потребовал дозаправить самолет, передать ему на борт большую сумму денег в иностранной валюте и продолжить полет в одну из зарубежных государств.

Об этой операции очень много писалось и говорилось в различны СМИ и этот интерес был вызван тем, что в истории спецслужб СССР, да и, если не ошибаюсь, и истории спецслужб зарубежных государств при обезвреживании террориста были впервые использованы уникальные возможности парапсихолога, в данном случае Тофика Гасановича Дадашева.

В то время я, подполковник КГБ, Гусейнов Эльшад Вахаб оглы работал начальником авиционного подразделения КГБ Азербайджанской ССР и самым непосредственным образом занимался вопросами антитеррористической защиты гражданской авиации на территории республики, в том числе, являясь членом штаба операции «НАБАТ», разработкой и подготовкой этой операции. Я же в те годы возглавлял и готовил группу захвата КГБ Азербайджанской республики (группа «Альфа») для борьбы с террористическими проявлениями на воздушном транспорте. Акцентрирую ваше внимание на этом лишь для того, чтобы показать, что я пишу все это непонаслышке, а как непосредственный участник тех событий.

С этой операцией с самого начала нам повезло тем, что в ту ночь в аэропорту Бина (Баку) сменным начальником ПДСП (Производственно-Диспетчерская Служба Предприятия) являлся внештатный оперативный сотрудник КГБ Азербайджанской Республики — Ширинбеков Ростислав, который пркрасно зная элементы плана операции «НАБАТ», еще до прибытия оперативного штаба по руководству операцией, очень грамотно организовал работу в аэропорту и, будучи на радиоконтакте с преступником, вынудил его посадить самолет в аэропорту Бина якобы для получения разрешения на перелет госграницы и дозаправки воздушного судна топливом.

По условнолму сигналу все ведомства и службы, непосредственно участвующие в операции, прибыли в аэропорт и заняли свои позиции согласно плану операции «НАБАТ». Будучи руководителем группы захвата, я также вместе с группой прибыл в аэропорт и, заняв позиции непосредственно пожд самолетом, доложил руководителю операции — Председателю КГБ Азербайджанской Респубки генерал-майору Гореловскому Ивану Ивановичу о готовности группы захвата для обезвреживания преступника. Руководитель операции приказал быть готовым к любым непредвиденным ситуациям и ждать команды. Примерно через шесть часов из Москвы прибыла группа «Альфа» КГБ СССР во главе с Героем Советского Союза — Карпухиным Виктором Федоровичем. Они заменили нашу группу на позициях, мы также остались под самолетом для оказания помощи основной горуппы захвата.

За прошедшие 6 часов по указанию руководителя штаба операции «НАБАТ» из захваченного самолета нашей группой захвата незамечено для преступника был выгружен весь багаж, который в далнейшем был проверен саперами на предмет наличия возмлжных взрывныхъ устройств, а также внедрены и установлены специальные технические средства связи и контроля салона воздушного судна.

Преступник утверждал, что он не один, а имеет сообщников, в багажном отделени исамолета находится взрывное устройство, которое сработает автоматически, если он своевременно, в течение 5-6 секунд не заблокирует сигнал, подаваемый наручными часами, на груди в сумке у него имеется пульт управления взрывным устройством, при этом руки он постоянно держал в сумке, якобы управляя этим пультом. До прибытия группы «Альфа» из Москвы оперативным штабом и усилиями всех взаимодействующих служб и групп было установлено, что на борту воздушного судна возможно взрывного устройства нет (выгрузка и проверка багажа). Оперативными и иными техническими мероприятиями возможное наличие сообщников на борту самолета также выявлено не было. Тем не менее, руководство штабом операции все-таки сомневалось в этом и в это время, если я не ошибаюсь, по предложению одного из членов штаба операции, в частности Измоденова Александра Валентиновичя, тогда он рабортал начальником транспрортного отдела КГБ Азербайджанской ССР, ныне генерал-полковника ФСБ России, поступило предложение для большей убедительности использовать возможности известного парапсихолога Тофик Гасановича Дадашева, который в то время находился в городе Баку. Тофик Дадашев приехал в аэропорт с сотрудником КГБ Азербайджанской ССР майором А.Курьяновым и, находясь в 4-5 метрах от трапа самолета, накоротке в течение 2-3 минут побеседовал с преступником и, возвратившись оттуда в штаб операции, доложил, если не изменяет мне память, примерно следующее:

«Он блефует, я не вижу наличия взрывного устройства в самолете, не вижу также у него сообщников. Вижу схему захвата — двое сотрудников, которые находятся рядом с ним, по его просьбе предложат ему сигарету, а затем пусть дадут ему спичечную коробку, но не зажигалку для прикуривания. И, когда его руки освободятся от пульта управления пусть возьмут его за руки и вытолкнут из самолета».

У руководства штаба операции «НАБАТ» появилось уверенность в успехе операции и захват Скока С.Л. Был осуществлен в основном тремя сотрудниками, которые практически все время находились в салоне воздушного судна рядом с преступником под прикрытием работников гражданской авиации по схеме, предвиденной Тофиком Дадашевым.

В принципе операция по обезвреживанию преступника могла бы также успешно завершиться и без участия Тофика Дадашева, но в этом случае она прошла бы согласно стандартным процедурам, предусмотренным на этот случай, и с возможными иными последствиями для жизни и здоровья пассажиров и членов экипажа, так как стандартные процедуры предусматривают использование огнестрельного оружия и специальных средств борьбы с подобными проявлениями (специальные газы, световые шашки, различные шумовые средства и т.д.) В данном случае захватили и обезвредили преступника сотрудники КГБ Азербайджанской ССР майор Алиев Олег Гаибович, МВД СССР полковник Аслаханов Асланбек Ахмедович, которые схватили его за руки и вытолкнули из самолета и сотрудник КГБ СССР, член группы «Альфа» майор Бурмистров С. Впоследствии Алиев О.Г., Аслаханов А.А. И Бурмистров С.были представлены и награждены Орденами Красной Звезды, а остальные участники операции, в том числе Тофик Дадашев и я Высшей Наградой Азербайджанской Республики — Почетной Грамотой Президиума Верховного Совета Азербайджанской ССР.

Примерно через 2 месяца после завершения операции в Сборнике КГБ СССР была напечатана статья об итогах этой операции, положительном опыте использования уникальных возможностей известного парапсихолога Т.Дадашева при обезвреживании преступника, захватившего воздушное судно, где также рекомендовывалисьвсем органам КГБ СССР в целесообразных и необходимых случаях использовать возможности парапсихологов и других сверхчувствительных лиц.

 

Полковник КГБ-МНБ Азербайджанской

Республики в отставке

Э.В.Гусейнов

27.12.2008

 

Как иркутский учёный «разоблачил» легендарного телепата.

«Вольф Мессинг, раввин с горы Кальвария, учёный, каббалист и ясновидец, раскрывает прошлое, предсказывает будущее, определяет характер!». Именно такие объявления красовались в многочисленных газетах советского времени. На его сеансах в зале обычно не было свободных мест.

Он считался главным советским телепатом. Сталин обращался к его услугам, Эйнштейн проверял его «выдающиеся» способности, а Фрейд душевно с ним общался... Редко кто из людей может похвастаться столь обширным списком звёзд.ных знакомств. Утверждали, что за его поимку Гитлер объявлял награду в 200 тысяч марок.

Николай Китаев, иркутский учёный, бывший следователь по особо важным делам прокуратуры Иркутской области, заслуженный юрист России, а ныне доцент кафедры права, социологии и СМИ ИрГТУ, развенчал в своём сенсационном исследовании легенды, возникшие вокруг имени Вольфа Мессинга.

 

— Николай Николаевич, расскажите, как у вас возникла идея написать книгу-исследование про Вольфа Мессинга? Почему вас привлекла именно эта тема?

— Личностью этого человека я заинтересовался, ещё когда учился в школе. В 1965 году в журнале «Наука и религия» были опубликованы мемуары Вольфа Мессинга под названием: «О самом себе». В то время это была, пожалуй, одна из самых громких публикаций в Советском Союзе. Обнародование его записей стало настоящей сенсацией. Исследованием их я занимался 32 года.

— Расскажите об этих мемуарах подробнее.

— В них Мессинг выглядит настоящим героем и необыкновенным человеком: он спокойно мог использовать в качестве индуктора политического деятеля Индии М. К. Ганди, в 16 лет на равных общаться с Фрейдом, у Эйнштейна выдернуть из усов несколько волосков, сбежать из гитлеровского карцера, пройти сквозь кольцо охраны Сталина. И всё это абсолютно серьёзно описано. Любой менее вдумчивый читатель так и будет пребывать в наивной уверенности, что существовал такой чудо-человек, «величайший телепат» Вольф Мессинг. Но вы удивитесь, когда я скажу, что Мессинг сам никогда не писал эти мемуары.

— Так кто же тогда автор этого «сочинения»?

— Имя истинного автора раскрывает Игнатий Шенфельд (современник Мессинга) в своей документальной повести «Раввин с горы Кальвария, или Загадка Вольфа Мессинга». Это произведение опубликовано в 1989 году в ФРГ на русском языке. Шенфельд в 1941 году жил в Ташкенте, где в это время выступал со своими «психологическими опытами» Мессинг. А уже в начале 1943 года они оба оказались в одной камере внутренней тюрьмы НКВД, арестованные как враги народа по ложному доносу. Настоящая биография Мессинга оказалось прозаичнее. В юности он выступал в бродячих цирках Польши (номера иллюзионистов). Повзрослев, освоил трюки эстрадной телепатии. После нападения Гитлера на Польшу Мессинг перебрался в СССР. Здесь он, наконец, смог развернуться — начал выступать с демонстрацией «чтения мыслей» сначала в составе агитбригад, а затем и с индивидуальными поездками от Госконцерта. Именно Шенфельд называет настоящего автора мемуаров «О самом себе» — это был Михаил Васильевич Хвастунов, писавший под псевдонимом «М. Васильев» и известный в Москве как «Михвас», видный журналист и ловкий популяризатор в разнообразных областях науки.

— Какие именно моменты в биографии телепата вы подвергли тщательной проверке?

— Наиболее интересные и широко известные, которые создали Мессингу славу необыкновенного человека. Меня интересовало несколько эпизодов легендарной биографии телепата, связанных с именами Сталина, Гитлера, Берии: побег от гитлеровцев из карцера полицейского участка; случай в банке; эксперимент с преодолением тройного кольца охраны. Все эти эпизоды я проверил и сделал свои выводы.

 

1. Побег из гитлеровского карцера. В своих мемуарах Мессинг говорит о своём публичном предсказании: Гитлер погибнет, если двинет свои войска на Восток. И якобы из-за этого разозлённый фюрер объявил награду 200 тысяч марок за поимку неугодного телепата. Мессинга схватили, доставили в карцер. Из хорошо охраняемой тюрьмы ему не составило особого труда сбежать. Воспользовавшись своими «необыкновенными» способностями, вернее, телепатически подчинив своей воле всех сотрудников тюрьмы, он заставил их всех собраться в своей камере и выскользнул из карцера, а своих тюремщиков запер. Фантастика, да и только. Я решил проверить эту невероятную версию. Первым делом нужно было выяснить, знал ли вообще о существовании Мессинга Гитлер. Обратился в Российский государственный военный архив, содержащий огромное количество трофейных документов. Мне ответили, что в этих фондах нет никаких сведений об артисте Вольфе Мессинге. После этого обратился к преподавателю Берлинского университета историку Рикарде Вильпиус. Она в Берлинских библиотеках также не нашла ни единого упоминания о советском телепате. Тогда я написал официальное письмо директору госархива Германии. Мне ответили, что в архиве нет никаких документов, подтверждающих реакцию Адольфа Гитлера на публичное выступление Вольфа Мессинга. При проверке я также обращался к помощи сотрудников посольства Республики Польша в России. Все ответы с исчерпывающей полнотой опровергали этот эпизод якобы из биографии Мессинга. Можно сделать вывод, что преследования Вольфа Мессинга не было и момент является выдумкой автора мемуаров.

 

Следующие два эпизода связаны с именем Сталина. Мессинг утверждал, что в 1940 году во время выступления на одной из клубных сцен Гомеля его увезли на встречу со Сталиным (!). Сталина интересовало «положение в Польше, мои встречи с Пилсудским и другими руководителями Речи Посполитой. Со Сталиным я встречался и позже», — скромно пишет в мемуарах Мессинг. Якобы по приказу вождя были проверены и способности телепата. Речь идёт об эпизоде получения Мессингом в Госбанке 100 тысяч рублей по чистому бланку. Вот как это выглядело в интерпретации Мессинга: он пришёл в банк, протянул кассиру чистый тетрадный лист, внушил ему, что это чек, и спокойно получил деньги. После подписания акта о проведённом опыте, он вернулся и отдал полученную сумму. У бедняги-кассира случился инфаркт, когда он увидел, что выдал деньги по обыкновенному листку бумаги. Другое задание Сталина было таким — выйти без пропуска из кабинета одного высокопоставленного лица (Берии). «Я спокойно прошёл через три ряда охранников, заранее предупреждённых о том, чтобы меня не выпускать. Я выполнил это задание без труда», — так об этом случае сказано в мемуарах Мессинга. Эти утверждения тоже не выдержали проверки фактами. Любой банковский специалист вам расскажет: процедура получения денежных средств в Госбанке на самом деле выглядит следующим образом: чек подаётся бухгалтеру, у которого никаких денег нет, потом этот документ проходит через внутренние каналы банка. Чек проверяют ревизоры, если сумма большая, то их не меньше двух. После этого оформленный чек поступает к кассиру, который готовит документы и лишь потом вызывает клиента. Понятно, что эти тонкости не могли быть известны автору мемуаров.

 

Я решил выяснить, встречался ли когда-нибудь Сталин и Берия с Мессингом.

Сделал многочисленные запросы в самые разные архивы и никаких документов, подтверждающих факта знакомства Сталина и Мессинга, также не обнаружил.

 

— На ваш взгляд, как можно объяснить небывалую популярность Мессинга и его «психологических опытов» по «чтению мыслей»? Если он не был телепатом, как же ему удавалось с таким успехом выступать на публике?

— Техника этого аттракциона давно известна. В её основе лежат так называемые идеомоторные акты — едва заметные движения, бессознательно выполняемые любым человеком в тот момент, когда он отчётливо представляет себе какое-либо движение или действие. Мессинг так объяснял своё умение: «Это не чтение мыслей, а, если так можно выразиться, „чтение мускулов“... Когда человек напряжённо думает о чём-либо, клетки головного мозга передают импульсы всем мышцам организма. Их движения, незаметные простому глазу, мною легко воспринимаются. Часто указателем для меня служит частота дыхания, тембр голоса, характер походки». К этому нечего добавить. Каждый человек может развить у себя эти способности.

— Николай Николаевич, книгой про Мессинга не исчерпывается ваш интерес к этому явлению — необычные, телепатические способности людей. Есть ли другие исследования по этой теме?

— Да, у меня целый ряд публикаций по исследованию «криминалистических способностей» различных экстрасенсов: знаменитой болгарской ясновидящей Ванги, ученика Вольфа Мессинга Тофика Дадашева, российской «вещуньи» Клары. Но это тема отдельного разговора.

 

Любовь Габеева