2002-2019 Copyright © Официальный сайт Тофик ДАДАШЕВ dadashev.ru, dadashev.com.
Все права на материалы, находящиеся на сайте , охраняются в соответствии с законодательством РФ. При полном или частичном использовании материалов ссылка на ресурс DADASHEV.COM обязательна.

Сайт создан в компании LAXSMI PROJECTS 

Copyright © 

  • Белая иконка facebook

пресса

ИЗРАИЛЬ В ДВАДЦАТЬ ПЕРВОМ ВЕКЕ

2000

Газета «Вести-2», Израиль

Известный парапсихолог и предсказатель Тофик Дадашев:

 

«Израиль в двадцать первом веке: маленькое, но великое государство»

 

 

— Тофик Гасанович, когда Вы узнали о своих необычных способностях?

 

— Лет в четырнадцать-пятнадцать. Помню, в седьмом классе на уроке русской литературы мне вдруг захотелось, чтобы учительница сбилась. Я смотрел на нее и мысленно убеждал: «Сбейся, сбейся, запутайся!» Она начала заикаться, сбиваться и запуталась. В 1966 году, когда мне было девятнадцать лет, я проездом был в Москве и прочитал в вечерке, что люди, обладающие парапсихологическими способностями, приглашаются для проверки в институт имени Попова. Там отгадал двенадцать из двенадцати внушаемых мне карт. На тринадцатой сбился, устал... Через год я выступал в Москве перед руководством КГБ.

 

— Вы много лет помогали КГБ СССР. Расскажите об этом подробнее.

 

— Руководители КГБ предложили мне учиться в их школе, пообещав трехкомнатную квартиру в Москве. Я отказался, мне хотелось выступать как Вольф Мессинг, и сотрудники КГБ помогли устроиться в Москонцерт. КГБ СССР не раз привлекал меня к «экспериментам» по выявлению иностранных разведчиков. Как-то меня попросили определить разведчика в группе прибывших в Москву туристов. Гэбисты не знали, мужчина это или женщина, как выглядит, какого возраста. Меня привезли в гостиницу «Россия». Там находились туристы — человек 150, много других людей. Пока мои сопровождающие готовились незаметно показать мне подозреваемых, я уже определил интересовавшего нас человека. Он сидел довольно далеко.

Я соглашался участвовать в экспериментах только из-за их государственной важности. Но ставил при этом одно условие: работать только с иностранцами. Никогда не работал с инакомыслящими, диссидентами, тут совесть моя чиста. В конце восьмидесятых я вовсе решил отойти от сотрудничества со спецслужбами.

 

— Но 31 марта 1989 года КГБ СССР снова обратился к вам за помощью.

 

— В этот день я был в Баку, приехал навестить родных. Мне позвонил сотрудник КГБ и рассказал, что террорист угнал самолет, заставив пилота приземлиться в Баку, требует денег, под угрозой жизнь десятков людей. Сотрудник спросил, смогу ли я психологически воздействовать на террориста и уговорить его не взрывать самолет и подождать до утра, пока требуемая сумма не будет доставлена из Москвы. Было известно, что у него находится взрывное устройство и что у него есть сообщники, с которыми он переговаривается.

...Я подъехал к самолету на машине и попросил террориста подождать до утра, пока привезут деньги. Он нехотя согласился. Вернувшись в здание аэропорта, я сказал: «Блефует, нет у него ни бомбы, ни сообщников. Его надо брать». Но никто не хотел рисковать. Тогда я обратился к командиру спецотряда «Альфа»: «Подойдите к самолету и скажите террористу такие-то слова. Он вас подпустит к себе. Потом он закурит — в этот момент вы его и возьмете. Все произошло в точности так, как я сказал. «Взрывным устройством» оказался будильник.

 

-Вы стали известным после того, как разгадали улыбку Моны Лизы и сообщили, что она...беременна.- Однажды мой товарищ принес мне хорошую репродукцию портрета Джоконды и попросил рассказать, каким видится мне этот образ. Мы позавтракали, выпили кофе, и вдруг я почувствовал, понял, увидел, кем была эта женщина. Мой товарищ записал все, что я ему рассказал. Советские газеты поначалу боялись публиковать эту историю. Помню, из "Советской России" мне позвонили и спросили: "Товарищ Дадашев, а нам за это не влетит?"

 

(Подлинник этой записи хранится в Лувре и в Музее изобразительных искусств в Москве. Вот небольшой отрывок из нее: «...Мона Лиза Джоконда... Ей девятнадцать лет. Совсем недавно она вышла замуж. Это первый в ее жизни портрет. Подарок мужа, синьора Франческо. Художник только что усадил ее. Попросил немного повернуть голову. Слегка изменил положение руки. Все это как бы мимоходом... Ей кажется, будто он не разглядел ее, недооценил, отнесся поверхностно, ее самолюбие задето, она испытывает чувство неловкости... Но все это набежало и схлынуло, потому что Мона Лиза счастлива. Она скоро станет матерью, о чем едва ли догадывается даже всевидящий синьор Леонардо. Он ведь мужчина... Молодая супруга честолюбивого флорентийского купца полна тихой предматеринской радости. Она спешит насладиться тайным счастьем в предчувствии того часа, когда неумолимое время унесет это жгучее, ни с чем не сравнимое обладание тайной материнства...»)

 

— Экс-чемпион мира по шахматам Гарри Каспаров в одной из своих книг писал: «Каждый раз, общаясь с Тофиком Дадашевым, я ощущал прилив сил и веру в достижение конечной цели». В одной книге он называет Вас своим «талисманом», «гуру», спасителем. Ваше имя постоянно связывают с шахматными победами Гарри Каспарова. Хотя сами Вы в шахматы не играете и в них не разбираетесь.

 

— Я помог Гарри стать чемпионом мира в трех матчах. На московском чемпионате, когда счет стал 4:0 в пользу Карпова (а игра велась до шести очков), мне доверительно сообщили: «Каспаров просит Вашей помощи — психологической». Мы не были до этого знакомы. После некоторых раздумий я согласился. По трем причинам: во-первых, Каспаров представлял Азербайджан, а я родился в Баку, во-вторых, человек попал в тяжелейшее положение, и, в-третьих, мне самому все это было очень интересно. Я сказал Каспарову: «Я помогу, когда счет станет 5:0. Гарри спросил: «Почему не сейчас? При счете 5:0 я не начну следующую партию!» «Не волнуйтесь, Вы не проиграете матч. Тогда у Вас не останется ничего, кроме надежды и веры в меня. А именно это мне и нужно». Ход матча изменился. Каспаров точно выполнял мои советы. Я подсказывал ему, какую выбирать тактику в той или иной партии, и предугадал результаты всех партий. Когда счет стал 5:2, я позвонил Каспарову и сказал, что уезжаю. Он спросил: «Вы меня бросаете?» Я ответил: «Нет, следующую партию Вы выиграете, а матч остановят». Во втором матче ко мне обратились за помощью друзья Каспарова, когда счет был 2:1 в пользу Каспарова. Матч он выиграл и стал чемпионом мира. В третьем матче я помог Каспарову в решающей 22-й партии. Это было после трех его поражений подряд. Я помогал Каспарову в 48 партиях, и ни одну из них Гарри не проиграл.

 

— Пожалуйста, расскажите о Ваших политических предсказаниях...

 

— Я точно предсказал дату смерти Черненко, избрание и отставку Ельцина, предупредил Примакова о скором падении. В 1989 году я предсказал тогда еще мало известному председателю Народного Фронта Азербайджана Абульфазу Эльчибею, что он станет президентом Республики. Когда в 1992 году мое предсказание сбылось, я предупредил Эльчибея, что президенствовать ему не больше года. Так и вышло. Я предсказал, что война между Арменией и Азербайджаном закончится до июня 1994года... Моими консультациями пользовались в Москве, в Баку, за границей. Советы давал самые разные — начиная с того, как стать президентом, и заканчивая вопросами замужества. Но имен называть не стану. А вообще предсказания — неблагодарное занятие.

 

— Вы демонстрировали свои возможности перед учеными?

 

— Еще в 1973 году меня пригласили в Прагу — на первый Всемирный конгресс по психоэнергетике. Ученые из 22 стран в шести разных секциях обсуждали около ста докладов. От Советского Союза были знаменитые профессора и исследователи. Собрались медики, экстрасенсы со всего мира, некоторые ходили босиком, с длинными волосами. Но никто из них не решился продемонстрировать публично свои способности. Я единственный провел три телепатических опыта на расстоянии. Выбрали женщину из делегации США, ей и доверили загадывать слово. Я не знаю английского языка, поэтому произнес слово «бакстор», не понимая его значения. Оказалось, это фамилия крупнейшего ученого, специалиста в области психоэнергетики и криминалистики, отца детектора лжи доктора Клифа Бакстера. После этого эксперимента он сказал обо мне: «Сильнейший в мире медиум». Я много раз вместе с учеными участвовал в различных экспериментах.

 

— В заключение беседы — сразу три вопроса: каким Вам видится двадцать первый век? Каким он будет для Израиля? Кто победит в нашей стране на предстоящих выборах?

 

— Двадцатый век был веком варварства. Двадцать первый будет веком мошенников и мошенничества во всех сферах. В Израиле я никогда не был. Но там живет много моих друзей и знакомых. В двадцать первом веке Израиль ожидает большой прогресс. Израиль будет маленьким, но великим государством. Он расширит свои границы.

 

— За счет каких стран?

 

— За счет Ливана и Иордании. Вообще Иорданию ждут нелегкие времена. После расширения границ наступит мир. Что касается предстоящих выборов, то израильский избиратель выберет уверенного в себе лидера. Барак мне кажется менее уверенным в себе. Нетаниягу и Шарон выглядят сильнее.

 

Владимир Ханелис, корреспондент «Вестей» в странах СНГ.