2002-2019 Copyright © Официальный сайт Тофик ДАДАШЕВ dadashev.ru, dadashev.com.
Все права на материалы, находящиеся на сайте , охраняются в соответствии с законодательством РФ. При полном или частичном использовании материалов ссылка на ресурс DADASHEV.COM обязательна.

Сайт создан в компании LAXSMI PROJECTS 

Copyright © 

  • Белая иконка facebook

пресса

ЧУЖАЯ ДУША — НЕ ПОТЕМКИ?

1968

«Московский комсомолец»

Это еще ждет разгадки

 

Мы идем с ним по вечерним ярко освещенным улицам, и он ничем не выделяется среди прохожих. И если на нем все же задерживаются взгляды, то только как на симпатичном, хорошо сложенном молодом южанине. Его никто пока не знает. А мне уже видится время, когда его имя запестрит на концертных афишах.

 

Читателя за последнее время неоднократно ошарашивали излишне громкими сенсациями о таинственных летающих тарелках, о симпатичном снежном человеке, умницах-дельфинах и т.д. То, что сообщения зачастую оказывались ложными или не подтверждались дальнейшими исследованиями ученых, сделало читателей осторожными. Тем более понятна будет такая осторожность в данном случае, так как, несмотря на выступления Вольфа Мессинга, несмотря на многочисленные данные, говорящие вроде бы о существовании телепатии, проблема эта весьма спорная.

 

И все-таки, я начинаю повествование, внеся предварительно некоторую ясность.

 

— Я пишу о том, что слышал от него самого, и о том, что видел сам.

 

Зовут его Дадашев Тофик Гасан-Ага-Оглы. Отец — азербайджанец, мать — армянка. Родился в 1947 году в Баку. Рос без отца. В детстве отличался застенчивостью и чрезвычайной рассеянностью. Часто, не кончив одного дела, вдруг хватался за другое. Кроме этого. Был очень впечатлительным и обладал богатым воображением, неуемной фантазией.

 

Явно удивительное началось, когда Тофику было 14-15 лет. Однажды на уроке литературы у Тофика появилась озорная мысль заставить «спотыкаться» учительницу, читавшую вслух книгу. Учительница изменилась в лице, стала нервничать и... действительно начала читать с запинкой. Неизвестно, кто был поражен больше: учительница, начавшая вдруг читать, как первоклассница, или Тофик, обнаруживший, что может внушать людям свою волю.

 

Как-то так получилось, что основными объектами его первых опытов стали преподаватели. Он заставлял их бесцельно слоняться по классу, подходить к его парте и вновь отходить. Очень легко разрешал конфликты между товарищами, незаметно для них успокаивая их внушением.

 

В этот период Дадашев стал задумываться и над своей способностью угадывать чужие мысли. Раньше он считал себя просто догадливым. Но чужие мысли. Но чужие мысли возникали в голове Тофика, как свои собственные, и он часто с трудом мог различить их. Были у него и неудачи, поэтому он не был уверен до конца в существовании своих необычных способностей. Ведь все могло объясниться и удивительным стечением обстоятельств! А поделиться с кем-нибудь он не решался, боясь показаться смешным. И Тофик скрывал от окружающих то тревожащее и необычное, что просыпалось в нем. Скрывал до восемнадцати лет. В восемнадцать Дадашев, живший в это время в Киеве у родственников и учившийся в техникуме, впервые увидел выступление Вольфа Мессинга. Увидел и понял, что сможет делать то же самое.

 

У домашних он попросил разрешение проводить на них опыты и, получив его, тут же приступил к делу. Первый опыт заключался в том, что Тофик должен был отгадать, где спрятана монета. К всеобщему удовольствию и особенной радости Тофика он выполнил это задание.

 

Дадашев обретал уверенность в себе. Однажды Тофик почувствовал, что живший в их доме желчный дед, постоянно всем недовольный подозревающий окружающих во всех смертных грехах и на всех наговаривающий, обратил свое внимание и на него. «Он думает обо мне плохо», — сказал Тофик родственникам. А вскоре его вызвал на собеседование участковый милиционер. Тофик узнал, что этим он обязан деду, который написал на него клеветническое заявление в милицию...

 

Через год Дадашев поехал в Москву. В пути произошел случай, надолго врезавшийся в память юноше. В поездке Тофик забрался на верхнюю полку. Кроме него в купе находилась женщина. Вдруг Тофик почувствовал, что ему очень горько. Привиделся муж-пьяница, в пьяном угаре бьющий детей. Тяжелые, печальные думы терзали Тофика в течение часа. Ощутив, как по щекам покатились слезы, он встрепенулся и посмотрел вниз. Там сидела горестно съежившаяся женщина. В тоскливых глазах ее стояли слезы.

 

— Простите, у вас муж — пьяница? — спросил Тофик.

 

Женщина увидела страдающее лицо Тофика, непросохшие слезы на его щеках и растерянно произнесла:

 

— Предположим.

 

— Скажите, вы ведь думали сейчас о ... — и Тофик выложил свои переживания за последний час. Уловив в его голосе сочувствие, женщина не выдержала, расплакалась. И это было подтверждением.

 

В Москве убедить множество инстанций в том, что он владеет секретом гипноза, Дадашеву не составляло большого труда. Сложнее было со способностью Тофика воспринимать мысли. Как убедиться, действительно ли он это делает или отгадывает благодаря отточенному мастерству шарлатана?

 

Вот как, например, проверяли Дадашева. Он входил в большое помещение, где находилось великое множество различных вещей. Нужно взять ту, которая задумана комиссией. И Дадашев делал это, ни разу не ошибившись. Много раз Дадашеву приходилось по переданному мысленно заданию находить в библиотеке нужную книгу, открывать ее на нужной странице, отыскивать нужное слово или предложение. Для большей убедительности проводились и такие опыты, во время которых Дадашев стоял спиной к комиссии.

 

В процессе опытов выяснилось, что Тофик обладает той же удивительной способностью управлять скрытыми, неподвластными обычному человеку рычагами своего организма, что и Мессинг, что и йоги. Например, он может привести себя к состоянию каталепсии. При этом тело Тофика напряжено и теряет чувствительность. Его кожу кололи — он не чувствовал. В состоянии каталепсии может пропасть пульс, не обнаруживаться дыхание, но всегда бодрствует в головном мозге сторожевой центр, настроенный на то, чтобы вернуть организм к жизни.

 

Дадашев бывает в форме и не в форме. Когда в форме — худеет, глаза увеличиваются, становятся выпуклыми. Взгляд отсутствующий и в то же время тяжелый. Интересно, что, если в желудке у него находится хотя бы сырок, он это чувствует. Это ему мешает, отвлекает.

 

— Чем больше я в форме, — говорит Дадашев, — тем больше мне хочется делать людям добро. Хочется быть очень добрым человеком.

 

Желание приносить радость людям, делиться с ними своим даром, восхищать их неограниченными возможностями человека привело Дадашева Москонцерт. Он решил пойти по стопам Вольфа Мессинга и выступать на сцене. Художественный совет Москонцерта собирался четыре раза, тщательно проверяя способности юноши.

 

Во время последнего заседания худсовета Дадашев успешно выполнил в числе других заданий одно, очень сложное. Он должен был справиться с неизвестным ему заданием и одновременно узнать, где спрятана неизвестная вещь. Один член худсовета держал Тофика за руку, другой находился на расстоянии за его спиной и думал о спрятанной вещи. Дадашев подошел к столу, взял лист бумаги, карандаш и медленно, буква за буквой написал «привет». Задание выполнено верно! Затем Тофик закружил вокруг пианино. Подошел к крышке, протянул руку, отдернул ее, быстро подошел к думавшему человеку: «Думайте еще, пожалуйста!» После чего уверенно подошел к пианино, поднял крышку и с улыбкой достал пачку сигарет. В зале громыхнули аплодисменты. Сложность заключается в том, что трудно одновременно улавливать задания сразу двух человек. Чтобы не ошибиться и точно определить нужную мысль, он по нескольку раз проверял себя.

 

Худсовет единогласно решил: Дадашев может выступать на сцене! Скоро зрители увидят представление, где Тофику доверено вести целое отделение. Пока, правда, еще не известно, где состоится дебют молодого «артиста оригинального жанра», как написано в его служебном удостоверении. Возможно, это будет в Москве, возможно, в каком-нибудь другом городе.

 

Всё выступление Дадашева будет состоять из сложных номеров, заключающихся в отгадывании заданий на расстоянии.

 

Последнее слово в длительном споре о существовании загадочных явлений ума, конечно, за наукой. Это объективный и принципиальный судья, который должен скрупулезно взвесить все «за» и «против». Но то, что демонстрируют Вольф Мессинг, а теперь и Тофик Дадашев, — очень убедительно.

 

О. Францен